Голова-тюрьма. Обзор четвертого сезона сериала «Очень странные дела» | Новости и обзоры игрового мира full screen background image

Голова-тюрьма. Обзор четвертого сезона сериала «Очень странные дела»

Потусторонняя демоническая сущность, положившая глаз на детей в богом забытом месте, это что-то по Кингу. Странны дела сериальные. Задолго до премьеры четвертого сезона «Очень странных дел» на Apple TV+ стартовало шоу с Элизабет Мосс, снятое по роману Лорен Бьюкес, о поглощении таланта ради достижения своих целей. Мало того, что это один в один концепт кинговского «Сияния», так еще и что книга, что сериал называются «Сияющие». Просто комбо наглости, но нападать на создателей не стоит — возможно, вторичная переработка для кого-то станет открытием. Блестящий четвертый сезон «Очень странных дел» омрачает разве то, что в сухом остатке без злого-презлого русского следа, секретной лаборатории, ретро-стиля и других ностальгических фишек сейчас это очередной «Клуб неудачников, который спасает мир».

Казалось бы, причем здесь Стивен Кинг?

Да, на дворе не Дерри, а Хоукинс, но как ни старайся, не отбиться от ощущения, что мы находимся в ремейке-переосмыслении романа «Оно». Будто на сериал пересадили схему кинговского хоррора. Что древняя демоническая сущность в безобидном образе клоуна, что не будем говорить кто, ибо спойлеры, кошмарят уязвимых детей, подпитываясь их страхами и чувством вины, а отважная группка отщепенцев противостоит всему этому. И если бы только большому злу, так еще и мелкому, которое зачастую досаждает даже больше демонического — одноклассники-недоумки и взрослые тупицы. Полицейские, которые ничего не смыслят, серьезные доктора, коих, не особо напрягаясь, пара школьниц может обвести вокруг пальца, и родители, как правило, агрессоры или, в лучшем случае, просто равнодушные — как мебель.

Если же неравнодушные, их выбрасывают на обочину сюжета, как и было в этом сезоне с героиней Вайноны Райдер. Надо же как-то оправдать то, что дети шатаются где вздумается и когда вздумается. Ну и не будем забывать про важнейший триггер: самое главное дарование всегда жестоко и беспощадно буллят, не понимая, на кого напали, пока та не осатанеет и не вытворит что-то шокирующее и кровавое — прямо как еще в одном романе Стивена Кинга «Кэрри». Завершает этот трафарет финальный штрих о том, что в таких условиях спасти мир может какая-то откровенная мелочь с посылом «верь в себя», «не закрывайся от этого мира» и «люби» — иначе станешь злодеем. Мораль: побеждает не сильный, а тот, у кого есть друзья.


                    Голова-тюрьма. Обзор четвертого сезона сериала «Очень странные дела»

Сюжет зажеванный и пережеванный, но идеи бодрят. Например, аутсайдеры, которые утверждаются во мнении «я не неловкий гик без скилла общения с людьми, а особенный». К тому же, эти простые вещи не ложны, без поддержки мы никто, да и кому помешает немного веры в себя? Удручает лишь невысказанный посыл о том, что по-настоящему отважным можно быть лишь в короткий период детства. Герои «Очень странных дел» еще не вполне взрослые, но скоро ими станут, и если сейчас на них примеряется кинговский сюжет, то, возможно, будет и позже.

После встречи с «Оно» смелые дети, пережившие столкновение с большим злом, выросли заурядными людьми. Казалось бы, победив собственные страхи совсем не в метафорическом смысле, тебе что угодно будет по плечу. Но мы знаем, что все они сломлены и несчастны, а в «Докторе Сне», продолжении «Сияния», Дэнни, который был ребенком, подающим большие надежды, стал взрослым маргиналом-алкоголиком. Слишком большое давление войны, какую дети ведут с чудовищем, или груз дара, который человек пытается вынести в себе, ломают. И кажется, что их история — не вдохновляющий пример смелости, упрямства и единства, а сомнительное преимущество выживания, если потом все оставшееся время страдать от ПТСР.


                    Голова-тюрьма. Обзор четвертого сезона сериала «Очень странные дела»

Такая перспектива вырисовывает большой, как на светящейся доске в сериале, вопрос о целесообразности этой борьбы, в которой спасаешь мир, но не себя. Что тут скажешь, мир, в котором дети вынуждены защищать себя (и всех остальных) сами — это какой-то очень плохой мир.

А как насчет злых русских?

Куда же без них! Весь этот шаблон создания ужастика в четвертом сезоне шоу русский след, конечно, рвет, но лишь для того, чтобы уместиться в методичку побольше, в которой нужно пройтись по длиннющему списку всех возможных способов нашей демонизации. Разумеется, можно сказать, это дань тому периоду или старый-добрый троллинг, что временами правда. Но просто представьте, если бы создатели шоу показали какой-нибудь другой народ так, как русских? О, то было бы ущемление века!

Серьезно, даже с учетом 80-х (события «Очень странных дел» происходят в разгар холодной войны между СССР и США) это оскорбительно, что заметили зрители и критики и у нас, и за рубежом — особенно популярной в рунете стала эта статья шведского журналиста. Для нас-то русофобия в кино или сериалах никогда новостью не была. Если русский персонаж мужчина, то он или солдат, или мелкий преступник, или глава мафии, но все равно злодей, как правило, еще и тупой. Ну, а если персонаж женский, то проститутка, шпионка или балерина. В каком-то из фильмов в героине умудрились совместить все три этих ипостаси.


                    Голова-тюрьма. Обзор четвертого сезона сериала «Очень странные дела»

В четвертом сезоне «Очень странных дел» есть забавные или даже драматичные «русские» эпизоды, к примеру, когда Джойс открывает посылку, а на фоне играет: «Но от тайги до британских морей / Красная Армия всех сильней!…» или некоторые фрагменты диалогов персонажа Дэвида Харбора (к слову, в перерывах между сезонами он сыграл русского супергероя в «Черной вдове», которого подрываются вытаскивать из секретной тюрьмы, как в ОСД) с Дмитрием (Том Влашиха). Эти эпизоды действительно хороши, в них не чувствуется предрассудков или типичной пассивной агрессии. Да мы, в общем, и на нее не обижаемся, вся эта карикатурность утомляет больше, чем расстраивает. Возможно, русские зрители даже радуются, что «их» на Netflix показали — хотя уже не радуются, ведь стриминг ушел с российского рынка.

С другой стороны, кино и сериалы, зачастую, самый доступный способ информирования. Подобные стереотипы для многих если и не кажутся правдивыми, то, так или иначе, формируют некий собирательный образ, который считывает киноман любого уровня. Претенциозный посмотрит «Довод» Нолана, где злой русский хочет уничтожить мир, чуть менее претенциозный — марвеловский сериал «Соколиный глаз», в котором одна злая русская хочет убить белого и пушистого главного героя (хотя могла бы не париться и просто грохнуть его своим жутким акцентом), а другие — просто тупые и агрессивные типы в трениках. Выставлять монстрами русских на экране все равно что сказать: «Да, любая дискриминация у нас подобна смерти, но на вас, ребята, это не распространяется. Вы не люди».


                    Голова-тюрьма. Обзор четвертого сезона сериала «Очень странные дела»

Если вдруг чудом где-то появился «хороший русский», то лишь потому, что был плохим, одумался и все равно скоро умрет во искупление грехов. Всем остальным персонажам остается лишь дотерпеть эту аномалию. А если уж выжил, то полностью открестился от своего прошлого и его, так уж и быть, можно простить. Надо же, и ведь не надоедает.

Как бы там ни было, после волны негативного фидбэка создатели шоу скорректировали свой неоднозначный курс и слегка было подреабилитировали русских персонажей, сделали их не настолько картонными, сняли ответственность за одно нехорошее и очень масштабное дело, даже признали сильные стороны. Казалось бы, вот же оно, наконец-то! Еще лет 10-20 и, глядишь, вообще за людей считать начнут, но сейчас все это уже неважно — учитывая текущее положение дел, теперь демонизировать и отуплять русских на экране будет почетнее прежнего, чуть ли не сродни героизму.


                    Голова-тюрьма. Обзор четвертого сезона сериала «Очень странные дела»

На фоне крайне низких, даже отсутствующих ожиданий, надо признать кропотливый и редкий подход к русской речи. Обычно никто не заморачивается, но здесь все реплики звучат отлично, можно сказать, идеально, за исключением тех, что произносит персонаж Бретта Гельмана. Он только думает, что говорит по-русски, и, в принципе, выглядит убедительно, но зачастую из его фраз нельзя понять ни слова. Но это мелочь, сам факт того, что при создании сериала уделили столько внимания достоверности звучания русских персонажей, способен растрогать до глубины души.

Сложно найти сопоставимый экранный пример, если он вообще есть. Из недостатков максимум получается выделить кое-где лишь неправильные ударения, что совершенно не критично. Конечно, очевидно, всех этих персонажей играют актеры, которые знают русский язык, а не просто выучили реплики — и это хорошо даже не с точки зрения подлинности (какая может быть подлинность в картонном злодее), а с точки зрения востребованности русских актеров в крупных иностранных проектах, пожалуй. Ну, должен же был во всем этом быть хоть какой-то плюс.


                    Голова-тюрьма. Обзор четвертого сезона сериала «Очень странные дела»

Ностальгия тоже на месте?

Еще какая! Но перед респектом всем возможным и невозможным культурным отсылкам, стоит сначала сказать о сокрушительно прекрасном касте. Для всех, кто видел первые три сезона, никакой новости в этом нет, и все равно с каждым разом актеры справляются все лучше и лучше. «Очень странные дела» зрители всегда хвалили еще и за возрастную реалистичность. В том смысле, что дети играют детей, мол, это вам не «Эйфория» какая-нибудь, где 30-летние делают вид, что школьники (наверное, после обвинения в пропаганде запрещенных веществ у проекта это на втором месте по критике, хотя обе претензии весьма спорные). Сейчас актерский состав ОСД медленно, но верно приближается к «эйфорийному», но этого не видно — взрослые актеры выглядят, как подростки (если вдруг кому-то это принципиально).

В четвертом сезоне все дороги ведут к главе «Адского клуба» Эдди (Джозеф Куинн), который похож на Роберта Дауни-младшего больше, чем сам Роберт Дауни-младший. Его персонаж выступает для других героев мотиватором к неравной борьбе, не имея за плечами суперспособностей. Впрочем, обилие сюжетных линий, многие из которых создатели не обрубают, кажется, лишь из ностальгических соображений (что вполне в духе этого проекта), дает возможность выделить нескольких персонажей, у каждого из которого в сериале есть достаточно времени, чтобы раскрыться.


                    Голова-тюрьма. Обзор четвертого сезона сериала «Очень странные дела»

Одиннадцатая (Милли Бобби Браун) в этом сезоне, в основном, отрезана от других героев, находясь в собственной голове в попытке пережить травму прошлого. Для кого-то такой подход может показаться скучноватым, но в ПТСР действительно веселого мало — в сериале очень достоверно показано нежелание вспоминать. Зрители снова увидят прошлую версию Одди (создатели шоу взяли на эту роль юную актрису, на лицо которой с помощью компьютерных технологий наложили лицо Милли Бобби Браун на этапе постпродакшена) и ее сложный путь на пути к возвращению своей силы. В остальном история Одди иллюстрирует интересную мысль о том, что обстоятельства не меняют сути. В обществе, в котором она вынуждена существовать, ее не принимают, и на это никак не влияет, может ли она забрасывать кого в другие измерения или нет, в школе ли она или в лаборатории.

Еще в четвертом сезоне появляется Джейми Кэмпбелл Бауэр, известный, если из последнего, по роли молодого Гриндевальда в «Фантастических тварях». В ОСД у Бауэра интересная роль, которую нельзя называть, но можно сказать, что сыграл ее он потрясающе. А из небольших, но впечатляющих эпизодников — Роберт Инглунд, в свое время кошмарящий всех своей версией Фредди Крюгера.


                    Голова-тюрьма. Обзор четвертого сезона сериала «Очень странные дела»

В новом сезоне, как и в предыдущих, много камбэков к культурным явлениям того времени, начиная от постеров известных актеров в комнатах героев, до кинематографических отсылок к «Кошмару на улице Вязов», «Зловещим мертвецам», «Звездным войнам» и «Молчанию ягнят». Ну и, конечно, самые мощные культурные коды соблюдены — D’n’D, Толкин и музыка. Например, Psycho Killer группы Talking Heads или Running Up That Hill Кейт Буш, которому в этом сезоне отведена мега-спасительная функция.

Сама идея о том, что музыка помогает побеждать даже самые страшные кошмары, чертовски трогательна, потому что это правда, практически окупающая полное отсутствие новых идей, лишние сюжетные линии (следовательно, затянутый хронометраж, каждая серия идет по часу) и карикатурных злодеев. На каждый эпизод этого сезона потрачено 30 миллионов долларов, и дело того стоит. Это очень сильная работа, даже на середине своего пути — финальные лонг-серии четвертого сезона выйдут первого июля. По сути, сейчас герои заняты тем, чтобы собраться вместе, и, скорее всего, все самое мощное еще впереди. С точки зрения совсем нелепых деталей можно выделить разве что охранников в лаборатории, которые всегда так отважно рвутся противостоять тем, кто силой мысли может размазать их по стенам. Спишем на любовь к своей работе.

Каким-то парадоксальным образом, несмотря на то, что этот сериал похож на лоскутное одеяло лоскутного одеяла, собранный из тысячи чужих идей, он кажется абсолютно оригинальным. Да, там кинговский скелет и «поттеровская» мораль о том, что дружба, любовь и умение делать правильный выбор одолеют даже самого могущественного одиночку, но создателям шоу удалось соединить все эти элементы безукоризненно, а что касается завершения сезона, то он продолжит отвечать на главный вопрос, прозвучавший в первой части: «Как вы собираетесь остановить дьявола, если не верите в него?».




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *